Статья 85

о ст. 85, не имеющей аналога в Судебнике 1497 года, регулируется порядок родового выкупа вотчины. Признавая такое право, статья в то же время ограничивает его. Во-первых, определяется круг лиц, которые имеют право выкупа. Помимо исключения прямого потомства, боковые родичи, братья... или племянники, оказавшиеся свидетелями, также теряли право родового выкупа. Продавший вотчину не имел права принудительного выкупа, а мог купить ее лишь полюбовно, если станет тот купец, ту вотчину продавати. Во-вторых, право родового выкупа действовало лишь в течение 40 лет. Третье ограничение состояло в изъятии из сферы действия этого права купель, т. е. вновь купленных земель. Право родового выкупа распространялось на них Статья 85 лишь после передачи этих земель по наследству (после живота своего). Четвертое ограничение состояло в запрещении выкупа чюжими денгами.

Право родового выкупа имеет определенное сходство с залогом. Именно поэтому Судебник говорит о нем в этой же статье. Вотчину можно закладывать как родственникам, так и посторонним лицам, закон только оговаривает размеры залога. При залоге вотчины мимо вотчичев... у сторонного человека, сумма заклада не должна была превышать действительной цены вотчины. Тот, ктодал... лишек болши тое цены, чево та вотчина судит, и у того те денги пропали.Это же правило действовало и при обмене вотчин. Если вотчинник, променявший свою вотчину невотчичю, имел большее Статья 85 количество земли, чем получил при обмене, то при выкупе родственники менявшегося имели право выкупить этот излишек. Подводя итог указанных в ст. 85 ограничений, И. И. Смирнов квалифицирует ее как мероприятие, направленное против княжат и бояр, как выражение антибоярской земельной политики правительства Ивана IV. Эта политика получила дальнейшее развитие в законодательстве XVI в. Такой же точки зрения придерживается и Л. В. Черепнин, который оценивает ст. 85 как “шаг на пути создания условий для более свободной мобилизации земельной собственности”662. Б. А. Романов видит в ст. 85 выражение компромиссного характера земельной политики “Избранной рады”. Она, по его мнению, не только не ограничивает права выкупа вотчин, но Статья 85, наоборот, полностью берет его под защиту закона. Родовой выкуп расценивается им как “всеобщее для вотчинников всех мирских общественных групп и масштабов орудие обороны против “стороннего человека” в лице монастыря”663. А. Г. Поляк пытается совместить эти точки зрения, связывая появление ст. 85 с “реакцией правительства на передачу огромного числа вотчин в результате безденежья и отсутствия рабочей силы в неслужилые руки, то есть, скорее всего, в монастыри”. Он полагает, что право родового выкупа, закрепленное Судебником, есть результат политики компромисса, способствовавшей сохранению вотчин в боярских руках. Поэтому Б. А. Романов, полагавший, что в ст. 85 нет ничего “антибоярского”, более прав. Однако, комментируя выделение Судебником купли Статья 85 как отдельного вида земельной собственности, А. Г. Поляк в противоречие с высказанной ранее точкой зрения утверждает, что “ограничением права родового выкупа, который одновременно колебал устои церковного землевладения, правительство нанесло серьезный удар по феодальной знати”664, т. е. присоединяется к мнению И. И. Смирнова и Л. В. Черепнина.


documentagbngir.html
documentagbnnsz.html
documentagbnvdh.html
documentagbocnp.html
documentagbojxx.html
Документ Статья 85